Halston Sage | Robinson Crusoe | W obronie honoru / Tierra de Reyes
↑ Наверх
Mylène

Скачать
Интервью Милен для журнала Gala. Ноябрь 2015.

Мечты гуляющего одиночки, такова была концепция нашей фотосьемки. С вашей собакой Лилу, в качестве приглашенного гостя. Почти год назад вы получили двойной перелом ноги. Вы уже были головой в облаках?

-16 мая прошлого года, я поскользнулась на мостовой и сломала обе берцовые кости. Голова перестала быть в облаках, как только меня загипсовали до бедра. У меня, обездвиженной, было все мое время, чтобы написать мой альбом Interstellaires и проиллюстрировать прекрасную философскую сказку, "Полярная звезда" Мишеля Онфрэ.

Вы выдержали долгое выздоровление. Ваше терпение проверяется на фото- и видеосьемках. Вы организовываете турне-марафоны. Вы выжили за 30 лет карьеры... Кажется, вы подготовлены к некоторому физическому страданию.

-Когда физическое страдание сильно, моменты счастья более редки и ценны. Но есть разница между страданием, принесенным страстью и тем, что бесцеремонно вторгается в ваш дом. И соответственно, мало что проверяет страсть лучше, чем страдание.

К каким размышлениям подтолкнули вас эти месяцы в гипсе?

-К тому, что человеческое существо не создано для неподвижности! Но главное, что поддержка тех, кто вас любит, необходима и что после любой беды может наступить (пере)рождение... Я, должно быть, нахожусь под счастливой звездой, потому что рисование и написание альбома уносили меня подальше от всяких надежд, во время этого долгого периода "постельного режима". "Самое время зажигать звезды" -писал Аполлинер (в "Сосцах Тиресия"-прим. пер). Я позволила своей меня вести.

Ваш альбом Interstellaires -другое место разрыва. Новый звук, новые сотрудничества. Некоторые из ваших фанатов опасаются изменений. Кажется, даже больше, чем вы...

-Такое уже было в Anamorphosee, который создавали под небом Калифорнии или в Bleu noir, написанном с Moby, Archive и RedOne. У меня нет чувства изменения, только опережения, открытия... Опасения понятны. Когда любишь кого-то, хочется видеть его неизменным, как в собственных воспоминаниях. Но я не задумываю альбом без доли авантюры.

С Anamorphosee в 1995 вы зашли на первый вираж, взлетели к свету, как будто возродились. С Interstellaires вы не начинаете третью жизнь?

-Третья жизнь, говорите? Это несколько преувеличенно... Я больше думаю о постоянстве... изменений. Всегда так трудно говорить о себе.
Говорят, время учит. У меня впечатление, что в том что касается вас, вышла скорее разгрузка. Чему вы "разучились" в течение всех этих лет?

-Время может перегружать разум. К счастью, избирательная память позволяет избежать расщепления некоторых эмоций. Необходимо "разучиться", чтобы снова задаваться вопросами, порвать со страхами, которые все парализуют и заражают, собрать все, что есть в вас и трансформировать это. С этой способностью улучшать вещи, мы все алхимики. Вот только, иногда путаемся в кистях! (смеется)

Прыгая в неивзестность с Interstellaires, не стали ли вы ближе к самой себе, в конечном счете? Чего вы боялись прежде этого "открытия другому", в артистическом смысле?
- Страх-не стимул для меня. Наоборот, скука или боязнь скуки, вот что что заставляет меня расти для новых миров. Мне также необходима подпитка. Важно изучать других.

Таинственная, сексуальная, провокационная-это эпитеты, приклеившиеся к иконе- Фармер. В пределах клише, Милен -женщина узнает себя?

-У меня скорее, есть обыкновение принимать эти определения за комплименты. Я не знаю, по правде, что вам ответить... Женщина, она остается непубличной.

спасибо: laraignee noire
Показать полностью..
Понравилось 0 человеку